СНАЧАЛА МАНЕВРИРУЙ «МЫСЛЬЮ», И ЛИШЬ ЗАТЕМ – «КОЛЕСАМИ»

Маневр – это душа боевых действий армии ПВО-ПРО (ОсН), армии ВВС и ПВО, дивизии ПВО

 

Анатолий КОРАБЕЛЬНИКОВ

доктор военных наук, профессор,

действительный член АВН

 

Юрий КРИНИЦКИЙ

кандидат военных наук, профессор,

член-корреспондент АВН

 

Маневр являет­ся единственным способом достижения устойчивости и активности  ВКО (ПВО), перехвата инициативы в обороне, компенсации недостаточного общего соотношения сил и перехода к наступатель­ным действиям против воздушно-космического противника. Отсутствие ма­невра ведет к нереалистичности и даже разрушению оперативных и стратегических спосо­бов борьбы с воздушно-космическим противником.

 

Анализ опыта Великой Оте­чественной войны, локаль­ных войн и вооруженных конфликтов показывает, что для эффективной реализации высокоорганизованных форм военных действий необходимо выполнение двух условий.

Первое условие – превосходство в силах. Ни одна оборона, ни на каком уровне (от тактического до стратегического) не была успешной, если отсутствовало хотя бы равенство в силах с противником. Об этом в своём двухтомнике «О войне» говорил ещё  Карл Клаузевиц: «В действительности напрасно мы будем искать в истории современных войн таких сражений, в которых победа была бы одержана над вдвое сильнейшим противником… «Когда Суворов встретился с армией равной по уровню обучения, тактическим приемам, вооружению, а именно с французами, то мы не видим ни одного суворовского сражения, где бы он с меньшими силами нанес бы поражение силам более многочисленным».

Второе условие – владение инициативой. Ни одна оборона не имела смысла без перехода к последующим контрнаступательным и наступатель­ным действиям (там, где велась оборона  или в другом, но взаимосвязанном с нею месте). Александр Суворов говорил: «Хорошая оборона должна быть наступательной».

Соблюдение этих условий заставит противника действовать по навязанному ему плану и в порядке ответной реакции, а не так, «как было задумано».

Проти­вовоздушная оборона  (ПВО) и воздушно-­космическая оборона (ВКО) в этом смысле не являются исключением. Следовательно, от создаваемой воздушно-космической обороны даже при наличии необходимого соотношения сил нельзя ожидать успешного выполнения задач, если не предусмотрены контрнаступательные или наступательные действия в воздушно-космической (или в другой) сфере этих же (или других) сил.

Данный вывод подтверждается результатами, полученными в Военной академии ВКО имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. Профессор Ю.В. Богданов, оптими­зируя процессы управления, получил ряд строгих математических соотно­шений, которые позволяют графически представить за­висимость предельно достижимой эф­фективности боевых действий по ПВО (ВКО) от соотноше­ния сил сторон (рис. 1).

На осях координат: Э – эффективность боевых действий, выраженная величиной ущерба, наносимого воздушно-космическому противнику (данному ущербу эквивалентен предотвращённый ущерб действиями по ПВО или ВКО); S – соотношение сил сторон.

 

где  М пв зрв, М пв иа   – математическое ожидание поражающих воздействий, соответственно, сил зенитных ракетных войск (ЗРВ) и истребительной авиации (ИА);

стр i, N ат j – количество, соответственно, стрельб и атак сил ЗРВ и ИА;

Р ун i, Р ун j  – вероятность, уничтожения цели, соответственно, за одну стрельбу ЗРВ, за одну атаку истребителя;

u – количество целей в ударе или на объект;

i, j – типы, соответственно, ЗРК, истребителя.

 

Представленная зависимость позво­ляет сделать следующие выводы.

Первое. Слева от области равенства в силах (s = 1/1) предельно достижимая эффек­тивность ПВО против разумного противника в конкретном районе, на конкретном объекте, на конкретном направлении численно равна созданному (сложившему­ся) соотношению сил. В данной области эффективность боевых действий по ПВО не может быть выше соот­ношения сил. Это, как в физике – скорость перемеще­ния материального объекта не может быть  больше, чем скорость света. Справа от этой области предельно достижимая эффективность боевых действий по ПВО равна единице.

Второе. Наибольший вклад в эффективность (DЭ) команди­ры и командующие (вместе со своими органами, пунктами и средствами управления) вносят управленческими действиями только при равенстве в силах.

При этом в левой области от равен­ства в силах, если управленческие действия не приводят к изменению со­отношения сил в нашу пользу, они никак не могут изменить эффективность бое­вых действий в положительную сторо­ну. А при трехкратном проигрыше в силах вклад управленческих действий вообще ничтожен. Войска самостоятельно бу­дут воевать не хуже и не лучше.

В правой области от равенства в си­лах, если не утрачено соотношение сил в пользу ПВО, даже появляется «право на ошибку» в управлен­ческих действиях. А двой­ное (тем более тройное) превосход­ство в силах гарантирует эффектив­ное выполнение задач ПВО.

Таким образом, и в области ВКО (ПВО) действует правило, сформулированное Карлом Клаузевицем: «Число – предре­шает победу». Об этом же говорил и Наполеон своему адъютанту накануне Бородинского сражения: «До чего же скучное занятие война, все искусство которого состоит в том, чтобы быть сильнее противника в нужное время, в нужном месте».

Отсюда следует, что и воздушно-космическая, и противовоздушная оборо­на должны обладать ключевым свойством: созда­вать «нужное число в нужное время и в нужном месте», опирающееся на пре­дусмотренные заранее контрнаступа­тельные и наступательные действия против воздушно-космического про­тивника.

Но каким образом этого можно дос­тичь? Анализ имеющегося опыта и ожи­даемых перспектив показывает на два возможных пути.

Первый путь предполагает заблагов­ременное создание ненарушаемого превосходства в силах везде, где ожи­даются действия воздушно-космичес­кого противника. По этому пути, вплоть до развала СССР, шли Войска ПВО ВС СССР. Такое необходимое со­отношение сил (от 1:1 до 2:1) было дос­тигнуто на стратегическом и оператив­ном уровнях управления ПВО СССР. Однако данный путь являлся крайне затрат­ным даже для СССР, а для РФ будет просто разори­тельным.

Второй путь заключается в придании войскам адекватных маневренных свойств. В «Очерках военного искусства» Антуан Жомини учил «Маневрировать  так, чтобы  главным  силам  действовать лишь против частей неприятельской армии».

Второй путь и сегодня является единственно реализуемым и перспектив­ным для того, чтобы быть сильнее противника в нуж­ное время и в нужном месте.

Ориентация на второй путь потребует сделать маневр в войсках и силах, предназначенных для борьбы с воздушно-космическим противником, органической составной частью опера­ций и боевых действий, а не эпизоди­ческой, как это имеет место сейчас, за­частую просто вынужденной мерой.

Маневр являет­ся единственным способом достижения устойчивости и активности  ВКО (ПВО), перехвата инициативы в обороне, компенсации недостаточного общего соотношения сил и перехода к наступатель­ным действиям против воздушно-космического противника. Отсутствие ма­невра ведет к нереалистичности и даже разрушению оперативных и стратегических спосо­бов борьбы с воздушно-космическим противником. В воздушно-косми­ческой сфере против высокоманеврен­ного противни­ка, изначально владеющего инициати­вой, неманеврен­ная ВКО является нонсенсом.

Развитые страны в своих агрессиях уже десятилетиями демонстрируют нам, что они будут начинать военные действия в первом и решающем МРАУ с завоевания превосходства в воздухе. Основным инструментом достижения этой цели являются его ВВС.

Взяв на вооружение концепцию применения своей пилотируемой авиации за пределами зон огня ЗРВ и оснастив ее ВТО, воздушный противник вынужден будет действовать в основном на средних и больших высотах для обеспечения максимальной дальности применения и заложенной точности ВТО. На малых высотах такое оружие не успевает «выбрать» ошибки сброса, в силу этого теряет свои точностные свойства и становится неэффективным.

Однако на средних и больших высотах воздушному противнику «мешают» ЗРС средней и большой дальности, а на дальних подступах – ИА (все, что составляет основу современной ПВО). По этой причине воздушный противник вынужден будет, в первую очередь, бороться с войсками и силами ПВО, а пролетать через зоны огня под прикрытием помех и на малых высотах – только для того, чтобы нанести по ним удар. Отсюда следует, что подавление противовоздушной обороны будет главной составляющей завоевания превосходства в воздухе.

Для завоевания превосходства в воздухе воздушный противник (в той или иной последовательности, в зависимости от состояния и противодействия ПВО), уже десятилетиями, демонстрирует решение системы задач: «ослепление» противовоздушной обороны; дезорганизация управления противовоздушной обороной; подавление зенитной ракетной обороны; уничтожение ИА на земле и в воздухе; уничтожение другой авиации, аэродромной сети и инфраструктуры.

В соответствии с этой системой задач объектами первого МРАУ воздушного противника являются позиции радиолокационных рот и зенитных ракетных дивизионов, командные пункты ПВО, самолеты, аэродромы. Если данную систему объектов удара воздушного противника сравнить с тем, что мы обороняем (столицы, города, заводы), то становится очевидным противоречие. Противник действует по одним объектам, а мы обороняем другие.

Но даже эти объекты обороняются не так, как надо. Чтобы убедиться в сказанном, достаточно посмотреть, что лежит в основе применяемой сейчас логики организации ПВО.

  1. За основу берется не относительная во времени и по задачам противника, а абсолютная и неизменная важность всех объектов, потенциально подверженных возможным ударам воздушного противника.
  2. Определяется (тем или иным способом), важность всех объектов.
  3. Из них выбираются наиболее важные (естественно, при таком подходе в список попадают лишь столицы, крупные АПЦ, промышленные районы, но практически никогда не попадают войска и объекты группировок ПВО, очень редко – аэродромы авиации).
  4. В последующем по принципу «сверху вниз», «от большей важности к меньшей важности», распределяются силы, и организуется ПВО объектов. На что сил не хватило – реально не обороняется. Но в решениях объявляется, что эти объекты прикрыты «в общей системе ПВО».
  5. После такого распределения войск, сил и средств, в предположении, что воздушный противник обязательно нанесет удар по наиболее важным объектам, их ПВО строится вкруговую и равномерно. Оценивается возможный наряд сил воздушного противника на эти объекты. Причем, все они рассматриваются как площадные монообъекты без структурирования их на точечные объекты внутри этой площади.
  6. В завершение прогнозируются построение и тактика действий воздушного противника по обороняемым объектам, уточняется выбранное ранее построение противовоздушной обороны и на этой основе определяются контрспособы действий войск и сил ПВО.

Таким образом, применяемая сейчас логика организации противовоздушной обороны предполагает движение от объектов к противнику, что совершенно не соответствует логике организации воздушным противником своих ударов. Он идет от целей действий к задачам действий, а от них к объектам действий и к способам нанесения ударов по этим объектам. В результате такого не учёта создаётся позиционная ПВО (назовем ее так), которая и обороняет не совсем то, что надо.  Необходимо при организации ВКО РФ двигаться не от объектов обороны к противнику, а от целей противника к объектам его действий. Их и следует оборонять.

Опираясь на вышеизложенное, мы выходим на понимание маневренной ПВО. Ее основные положения раскроем применительно к соединению ПВО.

Сущность маневренной противовоздушной обороны соединения ПВО состоит в  заблаговременной подготовке и обеспечении,  а в ходе боевых действий в последовательном переносе, в соответствии со складывающейся обстановкой,  основных усилий по целям и задачам, последовательно решаемым воздушным противником,  по основным  направлениям  действий его  главных сил,  по эшелонам (элементам) построения его массированных ударов,  а также по обороняемым объектам против главных сил воздушного  противника  с  целью создания необходимого соотношения сил для его разгрома.

По форме  маневренная  противовоздушная  оборона соединения ПВО представляет собой систему подвижных полос (рубежей), зон обнаружения и уничтожения воздушного противника, материальную основу которой составляет изменяющаяся адекватно складывающейся обстановке система  позиций многоцелевого предназначения, система боевых порядков соединений и частей, входящих в состав соединения ПВО.

Основной характерной  чертой  маневренной противовоздушной обороны в отличие от позиционной является жесткая привязка ее основных сил не к обороняемым объектам, а к основным силам противостоящего воздушного противника, направлениям его действий, решаемым им в данный момент времени задачам и в обороне только тех объектов, посредством уничтожения которых воздушный противник достигает решения этих задач. Иными словами, при маневренной противовоздушной обороне предусматривается оборонять не все,  а лишь  то, что  необходимо  в данный момент времени с упреждением или по мере необходимости переносом усилий на те направления и объекты, оборона  которых обусловливается последовательным развитием обстановки, в первую очередь, по задачам, решаемым воздушным противником.

К достоинствам маневренной ПВО соединения ПВО относятся: время «реакции», позволяющее более оперативно создавать и поддерживать  необходимое соотношение сил; более высокая степень соответствия возросшему динамизму боевых действий по  противовоздушной  обороне  объектов  и войск,  в  большей степени отвечает реализации возросших мобильных возможностей поступающего вооружения;  требует меньшего количества сил  и средств ПВО для организации обороны от ударов с воздуха одного и того же количества объектов, чем позиционная ПВО.

Основными недостатками  маневренной  ПВО соединения ПВО являются:  необходимость для ее организации и осуществления более глубокого и  достоверного вскрытия замысла действий воздушного противника; более высокая сложность ее организации и ведения, а отсюда и необходимость более  высокого  уровня подготовки всех категорий личного состава, особенно органов управления;  более высокая критичность к  степени развития аэродромной сети,  дорожной сети,  системы связи и, в целом, к оборудованию территории в границах ПВО.

Уяснив содержание маневренной ПВО в соединении ПВО, несложно определить сущность, форму, характерные черты, достоинства и недостатки  маневренной ПВО на оперативном уровне (в данной статье не рассматривается).

Основу организации маневренной противовоздушной обороны на любом уровне управления должны составлять следующие положения.

  1. Противник не всесилен и не может все задачи решить одновременно. Есть определенная последовательность выбора задач (а значит и действий по объектам), которую он будет соблюдать.
  2. Объекты, подлежащие воздушно-космической обороне, объективно не имеют абсолютной, неизменной важности. Их важность меняется в зависимости от складывающейся обстановки. Отсюда следует, что противоестественно присваивать объекту важность одну на все случаи жизни.
  3. При организации маневренной ПВО (ВКО) необходимо идти не от объектов и их абсолютной важности, а от воздушно-космического противника по его целям, задачам и соответствующим им объектам ударов.
  4. В каждый конкретный момент времени оборонять надо те объекты, которые определяют суть цели и вытекающих из неё задач каждого очередного удара воздушно-космического противника.
  5. Основным способом реализации маневренной ПВО является маневр соответствующими войсками, силами и средствами. Но маневр – это именно способ реализации, а не содержание маневренной ПВО. Основным содержанием маневренной ПВО являются соответствующие операции, сражения, боевые действия, удары и бои.
  6. Маневр должен, в первую очередь, осуществляться по целям воздушно-космического противника, по его задачам, последовательно решаемым в этих ударах, и лишь затем по объектам, подлежащим воздушно-космической обороне. Он должен быть упреждающим, проводиться не по факту (когда уже поздно), а в преддверии ожидаемых действий воздушно-космического противника. Надо опережать противника мыслью и быть «мобильным головой», а лишь потом «колесами».
  7. Маневр обязательно должен осуществляться под прикрытием обмана, с применением всех доступных способов и средств маскировки, а там, где это есть возможность – и информационной борьбы.
  8. Соответствующим командующим и командирам должно быть дано право самим определять последовательность обороны объектов, определяющих содержание ВНО и ударов воздушно-космического противника.

В основу реализации маневренной ПВО должно быть положено более глубокое по времени и более надёжное вскрытие замысла ВНО каждого удара воздушно-космического противника. Для этого необходимо руководствоваться следующими важными методологическими правилами.

Первое правило. При вскрытии замысла действий противника  необходимо применять закон соответствия. Его суть заключается в том, что определённой цели действий противника  соответствует строго определенный перечень задач, а им – так же строго определенные объекты действий. Если грамотно спрогнозирована каждая очередная цель действий противника, то становится прозрачной его система задач и объектов действий. Остается определить последовательность и тактику действий по ним противника. Для этого существует второе методологическое правило.

Второе правило. Противник начинает войну самыми мощными силами и средствами, но со старой тактикой их применения. Исключение в этом отношении, по причине сдерживания, составляют на сегодня войска, силы и средства, отнесённые к оружию массового поражения. Но речь идет не об устаревшей тактике, а о тактике, которой противник ранее научил войска.

Самые мощные силы и самое мощное вооружение сейчас организационно находятся в ВВС. Следовательно, нападающие силы первого эшелона – это воздушно-космический противник. Тактика его действий, по результатам локальных войн, вооруженных конфликтов и учений, тоже известна.

Для вскрытия направления и маршрутов действий сил и средств воздушно-космического нападения надо учесть «привязку» противника к конкретным, заранее известным или хорошо прогнозируемым орбитам применения космических средств. А еще – «привязку» сил и средств воздушного нападения к конкретной, также заранее известной, своей местности (полеты будут осуществляться в основном на малых и предельно малых высотах).

Результатом применения указанных методологических правил должен быть грамотно вскрытый замысел действий воздушно-космического противника, пригодный для организации и ведения маневренной ПВО. Данный вскрытый замысел, помимо количественно-качественного состава средств воздушно-космического нападения, должен включать следующие элементы:

цели действий   противника по суткам боевых действий на всю ВНО;

систему задач войск, сил и средств воздушно-космического нападения  по каждой цели действий противника;

систему объектов ударов по каждой задаче противника;

способы выполнения задач;

способы нанесения ударов по объектам, определяющим содержание целей и задач соответствующей ВНО противника;

направления, маршруты и другие параметры ударов противника, необходимые для грамотного применения сил ВКО.

Степень детализации вскрытого замысла действий войск и сил воздушно-космического нападения определяется уровнем управления, на котором принимаются соответствующие решения  по применению маневренной ПВО. Наибольшая детализация должна обеспечиваться для первых суток боевых действий, а в них – для первого МРАУ. При этом для понижения неопределённости могут вводиться варианты возможных действий сил воздушно-космического нападения противника. Варианты нужны, чтобы заменить недостающую фактическую информацию о противнике прогнозной.

Маневренная ПВО может вестись разными способами. Их содержание и принципиальные отличия разработаны в Военной академии ВКО и будут раскрыты в одном из последующих выпусков журнала «ВКР».

Критически оценивая достоинства и недостатки маневренной ПВО, все-таки следует заключить, что она должна применяться всегда, когда для этого есть соответствующие возможности. Маневр это душа боевых действий армии ПВО-ПРО (ОсН), армии ВВС и ПВО, дивизии ПВО. Его значение в современных операциях является не меньшим, чем прямое уничтожение воздушного противника. Даже если таких возможностей нет, то их надо создавать и постоянно стремиться к организации и реализации системы маневренных действий.

Вместе с тем, надо указать, что в «чистом» виде ни позиционная, ни маневренная ПВО применяться не будут. На практике будет иметь место сочетание данных видов ПВО (позиционно-маневренная или маневренно-позиционная). Не следует и противопоставлять данные виды ПВО. Каждый из них имеет свои достоинства и недостатки. Только гибкое их сочетание в зависимости от прогнозируемой (складывающейся) обстановки явится гарантией успешного достижения цели и решения задач в ходе боевых действий объединения ВКС или соединения ПВО.

Игорь РУДЕНКО

Многофункциональная РЛС 92Н6 ЗРС С­400 «Триумф» представляет собой высокопотенциальную 3­х координатную моноимпульсную станцию с фазированной антенной решеткой проходного типа с разнообразным набором сигналов. Время свертывания/развертывания МФ РЛС – не более 5 мин

 

Вадим САВИЦКИЙ

На малых и предельно малых высотах аэродинамические цели могут быть эффективно поражены огнем 30­мм пушек ЗПРК типа «Тунгуска» и «Панцирь»

 

Related Posts