РАССЕЯТЬ «ТУМАН НЕИЗВЕСТНОСТИ»

Системы поддержки принятия решений представляют собой и фактор риска, и мощный инструмент достижения высокой эффективности военных действий

В современных условиях качество подготовки и эффективность ведения военных действий определяется не только глубоким пониманием диалектической взаимосвязи законов войны, вооруженной борьбы и принципов военного искусства, но также и реалистичной оценкой возможностей компьютерных технологий обоснования управленческих решений. В ближайшей перспективе обоснование решений в значительной мере будет обеспечиваться применением интегрированных в АСУ систем поддержки принятия решений. Такая интеграция наряду с преимуществами характеризуется проблемными вопросами и рисками, некоторые из которых рассмотрены в данной статье..

 

Виктор МАНЕРКИН,

полковник, доктор военных наук, профессор,профессор кафедры оперативного искусства Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова

 

Система поддержки принятия решений (СППР) – это компьютерная автоматизированная система, предназначенная для оказания помощи лицам, принимающим решения (ЛПР) в сложных условиях обстановки, для объективного и глубокого анализа предметной области их деятельности. СППР в современном их виде представляют собой результат синтеза управленческих информационных систем, систем управления базами данных и прикладных математических программ.

Для анализа и выработки предложений в СППР используются разные методы. Это могут быть: информационный поиск, интеллектуальный анализ данных, поиск знаний в базах данных, имитационное моделирование, ситуационный анализ, когнитивное моделирование и другие методы. Некоторые из этих методов реализуются технологиями искусственного интеллекта. Определяющими условиями для обеспечения качества вырабатываемых предложений являются, с одной стороны, достоверность, полнота и своевременность информации об обстановке, а с другой стороны – возможности выбранных методов анализа и обоснования предложений. В общем виде функциями СППР являются: получение информации, управление информацией (прежде всего, обработка информации), ее хранение и представление ЛПР.

Получение информации из внешних и внутренних источников может осуществляться по выделенным каналам, глобальным, корпоративным и локальным компьютерным сетям. Используются также современные технологии формирования электронных документов на основании речевых, графических и других периферийных устройств.

Управление информацией. Исходные данные фильтруются и преобразуются по следующим этапам: проверяется их корректность; данные приводятся к общему формату; второстепенные данные отсеиваются, оставшиеся – агрегируются, исключается дублирование; данные датируются. Подготовленные таким образом данные используются для проведения расчетов по разным направлениям деятельности и для имитационного моделирования процессов предметной области.

При использовании технологий искусственного интеллекта обработка информации может осуществляться с применением экспертных систем, содержащих базы знаний, базы правил и средства логического вывода. Результаты расчетов, моделирования и обработки информации в целом представляются ЛПР в требуемой форме.

Хранение информации предполагает изначальное описание структур данных, установление взаимосвязей между ними, управление информационным хранилищем посредством добавления, изменения и удаления данных, а при необходимости – модификации созданных структур и связей.

Представление информации заключается в выборке из хранилища, компоновке данных из ранее сформированных и заполненных структур под запросы и предпочтения групп пользователей, решающих определенные прикладные задачи, для анализа обстановки и полученных результатов и их учета в управленческих решениях.

В ВС НАТО СППР давно интегрированы в АСУ и успешно применяются. Достаточно заметить, что на нужды военно-промышленного комплекса западных стран работают все известные бренды IT-отрасли. Что касается ВС РФ, то этот вопрос находится в настоящее время в центре внимания научно-производственных кластеров российского ОПК, а новейшие разработки – на этапе внедрения в перспективные образцы вооружения и военной техники.

Применительно к решению задач противовоздушной обороны, СППР до недавнего времени представляли собой автономные программные комплексы. Как показали результаты исследований, введение их в состав систем автоматизированного управления войсками и оружием дает несомненные преимущества, связанные как с повышением обоснованности принимаемых решений, так и с реализацией утвержденных командующим (командиром) вариантов боевых действий для автоматизированной постановки боевых задач подчиненным воинским формированиям, а также для программирования действий роботизированных систем вооружения.

При этом ожидается, что затраты времени на процессы принятия решений и постановку задач существенно сократятся. Вместе с тем, интеграция порождает ряд дополнительных проблемных вопросов, связанных с уязвимостью информации в интегрированном контуре автоматизированного управления, особенно в условиях гибридной войны.

Гибридность действий означает одновременное использование сразу нескольких видов давления на противника: идеологическое, информационное, дипломатическое, финансово-экономическое и военное. Действия регулярных вооруженных сил составляют лишь наиболее заметную часть гибридной войны.

В практике межгосударственных отношений, в особенности после событий на Украине в 2014 году, происходит стирание различий между состоянием мира и войны. Прослеживается тенденция к широкому применению невоенных, но не менее агрессивных и результативных мер при определяющей роли информационной составляющей, информационного оружия.

Зачастую понятия гибридная, информационная и сетевая войны рассматриваются в близком информационном содержательном контексте. В обобщениях аналитических обзоров указывается, что важными инструментами гибридных военных действий являются информационные и психологические операции, кибернетические атаки и поддержка агентов влияния.

Информационные операции проводятся в целях воздействия на органы государственного, военного управления для введения их в заблуждение, нарушение обмена данными и провоцирования на принятие выгодных для стороны-агрессора управляющих решений.

Психологические операции направлены на подавление морально-психологического состояния населения и боевого духа личного состава вооруженных сил противника, создание атмосферы недоверия и мотивации к противоправным действиям.

Кибернетические атаки на государственную, оборонную и военную инфраструктуры имеют своей целью вывод из строя или затруднение работы наиболее важных объектов, а также получения доступа к наиболее важной для жизнедеятельности и функционирования информации.

Информационная поддержка агентов влияния, так называемой «пятой колонны», осуществляется для скрытных деструктивных действий внутри структуры власти и органов военного управления.

Основными принципами ведения гибридных военных действий являются скрытное увязывание разноплановых действий в рамках единого глобального замысла, их координация (в пределах выделенных полномочий участников) и внезапность.

Исходя из объективности и неотвратимости действия законов вооруженной борьбы в равной мере на все стороны конфликта, участники гибридных конфликтов опираются на новые возможности средств и технологий воздействия на объекты и живую силу противника, в том числе возможности информационного оружия, для изменения в свою пользу соотношения сил и формирования выгодных для себя условий подготовки и ведения военных действий.

Динамика возможностей систем управления в самом совершенном варианте их реализации подтверждает известное изречение Карла фон Клаузевица: «…Хитрец вызывает в суждении противника, которого хочет обмануть, такие ошибки, которые представляют последнему дело не в настоящем виде и толкают его на ложный путь».

Это принципиальное положение, которое необходимо держать в центре внимания при подготовке и ведении гибридных военных действий. В современных условиях командир должен обладать «удвоенными способностями»: во-первых, руководить современным боем или операцией межвидовой или разноведомственной коалиционной группировки с использованием современных управленческих технологий, а во-вторых, организовать информационные операции для изменения соотношения сил в свою пользу, захвата инициативы и парирования информационных атак противника. С учетом сокращения цикла принятия и реализации решений тем более важно минимизировать возможность ошибок при работе с информацией.

С учетом вышеизложенного, отчасти современные, а, в значительной мере, перспективные системы управления с интегрированными в них СППР будут рассматриваться противником в качестве критически важных объектов воздействия при проведении им информационных операций. При этом избирательные кибернетические атаки могут быть направлены на любую из возможных уязвимостей СППР при выполнении ими приведенных выше функций.

Реалистичность вмешательства в работу базы данных моделирующего комплекса можно показать на простом примере. При обосновании одного из способов боевых действий на командно-штабной военной игре офицеры группы моделирования органа управления обратили внимание на странное поведение модели не уничтоженной ПВО крылатой ракеты: после нанесения удара по объекту она благополучно вернулась в точку запуска!

Причиной такого явления послужила небрежность представителя разработчика МК, который забыл изменить значение атрибута «Действия после выполнения задачи» в модели крылатой ракеты. По умолчанию этот атрибут в базе данных МК был установлен, как для самолетов, которым крайне важно вернуться домой.

Несложно предположить, что может произойти, если полетное задание с таким ошибочным значением признака случайно или преднамеренно ввести в бортовой компьютер реальной боевой крылатой ракеты. Наверное, не случайно и у американцев, и у нас такие вопросы решаются архаичными компьютерными средствами со старыми версиями операционных систем. Для таких «забытых» программных средств вирусов нет или значительно меньше, чем для новых.

Еще более трагичным может оказаться результат перепутывания в формализованной таблице характеристик варианта боевых действий объединения ПВО: когда истребительная авиация будет по ошибке выведена не в свой район поражения воздушного противника, а в район действий зенитных ракетных войск. Такие боевые задачи в виде формализованных электронных документов (боевых приказов, боевых распоряжений) вполне могут быть отправлены в подчиненные соединения и части.

Имея в арсенале сведения о других потенциальных уязвимостях на основе личного опыта работы с несколькими типами МК, но не изобретая за противника точек приложения его информационного оружия, отмечу следующее.

В современных КСА постановка задач войскам осуществляется либо неавтоматизировано, голосом, либо посредством электронных документов по каналам оперативно-командной связи.

Для ситуационного управления действиями подразделений и частей применяются команды управления, такие как целеуказания, команды-требования повышения качества сопровождения воздушных объектов по определенным параметрам этих объектов и тактической обстановке в целом, а также формализованные команды и сигналы боевого управления.

В перспективных КСА дополнительно предусматривается широкое применение электронных документов для доведения боевых задач до войск, получения боевых донесений о результатах действий войск, ввода полетных заданий и боевых задач в бортовые ЭВМ роботизированного вооружения и военной техники.

Значительный пласт уязвимостей следует ожидать в связи с базами данных, знаний и правил экспертных систем в составе СППР применительно ко всем функциям управления. С переходом к гибридным военным действиям требования к защите как содержания электронных ресурсов, так и их атрибутов от информационных воздействий противника должны быть продуманы на этапах проектирования и разработки ВВСТ, обеспечены на этапе боевого применения, чтобы гарантировать заданное качество решения задач управления. С другой стороны, необходимо использовать аналогичные бреши в информационных системах противника.

В завершении уместна еще одна цитата из уже упомянутого военно-теоретического труда «О войне» Карла фон Клаузевица: «…Война – область недостоверного: три четверти того, на чем строится действие на войне, лежит в тумане неизвестности, и, следовательно, чтобы вскрыть истину требуется, прежде всего, тонкий, гибкий, проницательный ум».

Поэтому в гибридной войне, скорее, три четверти сведений будет подменять дезинформация, и рассеять «туман неизвестности» смогут те командующие и командиры, которые впитали в себя понимание основ теории военного искусства и способны влиять на условия действия законов вооруженной борьбы в пользу информационного и боевого превосходства своих войск. В этих условиях системы поддержки принятия решений представляют собой и фактор риска, и мощный инструмент достижения высокой эффективности военных действий.

 

Related Posts