МОЩЬ ВОЗДУШНОГО ПРОТИВНИКА РАСТЕТ

Наблюдается стремительное развитие способов боевого применения средств воздушно­-космического нападения основных иностранных государств

 

В ближайшей перспективе следует ожидать, что в связи с развитием средств воздушно-­космического нападения, появлением новых форм их применения, таких как сетецентрические военные действия, изменением приоритетных целей самих войн будут разрабатываться новые способы боевого применения СВКН, а известные способы боевого применения претерпят значительные изменения.

 

Андрей ГОНЧАРОВ, генерал­-майор, заместитель начальника Военной академии воздушно­-космической обороны по учебной и научной работе, доктор военных наук, профессор

Геннадий СМИРНОВ, полковник, начальник кафедры Военной академии воздушно-­космической обороны, кандидат технических наук, доцент

 

В ближайшей перспективе следует ожидать, что в связи с развитием средств воздушно-­космического нападения, появлением новых форм их применения, таких как сетецентрические военные действия, изменением приоритетных целей самих войн будут разрабатываться новые способы боевого применения СВКН, а известные способы боевого применения претерпят значительные изменения.

В последней четверти XX столетия сложилась ситуация, когда группа развитых стран во главе с США за счет крупного технологического прорыва, обусловленного, в первую очередь, стремительным развитием цифровых технологий передачи, хранения и обработки информации, достигла масштабных преимуществ во многих сферах человеческой деятельности, в том числе и в сфере вооруженной борьбы (рис.1).

 

Другие государства в это время существенно отстали от группы развитых стран по темпам разработки и внедрения цифровых технологий. В профильных комитетах ООН сложившееся положение дел назвали «проблемой цифрового неравенства», в которой их эксперты усматривали угрозу стабильности и гармоничному мировому развитию.

Достигнутые развитыми странами преимущества в цифровой сфере (рис. 2) позволили им модернизировать вооруженные силы, насытив их новыми цифровыми системами получения, обработки, передачи информации и управления как оружием, так и группировками вооруженных сил.

Достигнутые преимущества модернизированных вооруженных сил развитых стран основывались именно на внедрении новых цифровизированных образцов вооружения, военной и специальной техники, и в меньшей степени – на достижениях в таких областях, как машиностроение, кораблестроение, самолетостроение и других. В таких условиях, пока нарастало цифровое неравенство, нарастало и достигнутое военное превосходство развитых стран.

В контексте темы статьи важным является то, что упомянутое преимущество было получено и нарастало даже без глубоких изменений в способах ведения военных действий. Происходившие изменения способов носили в основном характер адаптации под новые виды вооружений и военной техники (под высокоточное оружие, новые средства разведки, системы автоматизированного управления, связи и другие), под конкретные условия ведения военных действий (в первую очередь – под новые средства и системы ПВО), а также с целью учета явного перемещения в воздушно-­космическую сферу основных усилий вооруженного противоборства как такового.

Ключевую роль в изменении характера вооруженной борьбы в воздушном пространстве сыграли крылатые ракеты и другие управляемые по программно реализованным алгоритмам ударные средства, изготовление и применение которых без цифровых технологий вообще невозможно, в силу чего отставшие в данном отношении государства фактически лишены этого вида оружия, запасы которого в развитых странах стремительно наращиваются.

Фактически, реализация достигнутого развитыми странами превосходства обеспечивалась увеличением количества и доли современных СВКН, успешно вписывающихся в рамки ранее разработанных способов их применения.

Тем не менее, военные исследователи развитых стран, в первую очередь в США, уже в 1990­-е годы понимали, что преимущество от технологического прорыва будет временным по ряду причин (рис. 3). Тогда, в случае столкновения с равным или превосходящим их по вооружению противником, победу одержит тот, кто будет использовать более совершенные формы и способы военных действий и, в первую очередь, в воздушно-­космической сфере.

Грядущие изменения, которые потребуют пересмотра способов применения СВКН, обусловлены, на наш взгляд, следующими фундаментальными причинами.

Во­-первых, насыщение информационными системами всех сфер жизни развитых стран, в том числе и их вооруженных сил, имеет естественный предел, по мере приближения к которому новые преимущества от внедрения цифровых технологий будут становиться все менее масштабными, а их получение – все более затратным.

Во-­вторых, в мире происходит объективный и ускоряющийся процесс распространения цифровых технологий среди отстававших в этом направлении государств, а значит, эти технологии внедряются и в их вооруженных силах. Причем, поскольку названые страны идут по уже проторенному пути, получение преимуществ от внедрения цифровых технологий является для них менее затратным и по материальным ресурсам, и по времени.

Первая причина породила важную тенденцию – стремительное удорожание новых образцов вооружения и увеличение времени их разработки (например, самолеты F­22 «Раптор», F­35 «Лайтнинг-­2», проект эсминца «Замволт»).

Вторая дала сразу две важные тенденции:

1) развитие ВКО крупных стран (таких как Россия, Китай) и воспрепятствование доступа авиации развитых государств на их территорию.

2) развитие СВКН ранее отстававших в этом отношении стран, которые могут предложить и развить свои способы их применения.

Для поиска путей сохранения достигнутого военного преимущества в США и других странах мира (прежде всего, среди союзников США) проводятся масштабные и глубокие военные реформы, основанные на исследованиях перспективных форм и способов военных действий в предстоящие десятилетия, когда противоборствующие стороны будут обладать технологически развитыми армиями, подобными армиям США и их союзников.

В обозримый период основными факторами, оказывающими непосредственное влияние на дальнейшее развитие способов боевого применения СВКН, будут являться:

— создание качественно новой информационной инфраструктуры вооруженных сил: новых систем разведки, РЭБ, навигации, управления и связи, объединенных в единое информационное пространство;

— развитие новых концепций ведения войн, в том числе в воздушно-­космической сфере, таких как «Глобальный удар», «Мгновенный глобальный удар», «Сетецентрическая война»;

— совершенствование качественных параметров средств воздушно-­космического нападения (снижение заметности во всех диапазонах электромагнитного спектра, увеличение маневренности, увеличение скорости, улучшение бортового оборудования и других);

— массовое оснащение группировок СВКН высокоточным оружием;

— массовое оснащение группировок войск беспилотными летательными аппаратами различного предназначения, в том числе ударными;

— поступление в войска оружия, основанного на новых физических принципах (сверхвысокочастотное, электромагнитное, лазерное и другое).

В ближайшей перспективе высоковероятно развитие способов применения СВКН, позволяющих лучше использовать преимущества малозаметных самолетов 5-­го поколения.

В настоящее время прослеживаются две разнонаправленные, но не взаимоисключающие тенденции развития способов боевого применения средств воздушно­космического нападения основных иностранных государств (рис. 4).

Первая тенденция – разработка и совершенствование централизованных способов боевого применения СВКН. Характерная черта этих способов – вынесение в центральные органы управления оперативного и оперативно-­стратегического уровня функций обработки полученной информации о складывающейся обстановке, принятия решений на нанесение ударов, выбора целей и конкретного способа применения СВКН, а также подготовки полетных заданий. Централизованные способы позволяют сократить время от принятия решения высшим военно-­политическим руководством до его реализации непосредственными исполнителями. И, соответственно, характерным признаком таких способов является принятие решения на высших уровнях военного управления. Этот признак говорит о том, что централизованные способы будут применяться, в первую очередь, на начальной стадии конфликта, когда решается вопрос быть или не быть войне вообще. Примером проявления тенденции централизации служат способы применения СВКН, разрабатываемые в рамках концепций «Глобальный удар» и «Быстрый глобальный удар».

Вторая тенденция – разработка и совершенствование децентрализованных способов боевого применения СВКН, в рамках концепции сетецентрической войны, с предоставлением чрезвычайно широких полномочий в организации боевого применения систем вооружения командирам на местах в надежде на их самоорганизацию посредством информационно­телекоммуникационной среды, которая обеспечит полную осведомленность участников боевых действий о складывающейся обстановке, целях операций и действиях соседей.

Децентрализация предусматривает передачу органам управления на ТВД большей части управленческих функций (сбор и обработка информации, целераспределение, подготовка и ввод полетных заданий, принятие решения на применение средств поражения и других) вплоть до перехода от непосредственного управления боевыми действиями к их координации со стороны органов управления оперативного уровня. Децентрализованные способы могут обеспечить максимальную адекватность принимаемых решений в складывающейся обстановке, в каждый конкретный момент времени и в каждом конкретном месте.

Следует отметить общую черту, присущую способам боевого применения СВКН, развивающимся в рамках двух названных тенденций, одной из главных целей которых стремятся достигнуть военные теоретики основных иностранных государств, является опережение противника на всех этапах боевого применения СВКН (рис. 5).

Считается, что при определенном уровне превосходства над противником в скорости реагирования и адекватности принимаемых решений, противник становится неспособным противостоять натиску даже не превосходящих его вооруженных сил, теряется в стремительно меняющейся обстановке, принимает неадекватные решения, которые не всегда выполняются, и как результат – терпит быстрое поражение и выполняет выдвинутые ему условия.

 

При этом не требуется полный разгром вооруженных сил противника, поскольку это дорогостоящая операция (с учетом цен на высокоточное оружие), а их капитуляция может входить в условия прекращения боевых действий.

Ожидаемое опережение противника на всех этапах боевого применения СВКН предполагает, что новые способы боевого применения обеспечат получение следующих важных преимуществ (рис. 6).

Как следует из данных, приведенных на рис. 6, главным направлением совершенствования способов применения СВКН должно стать такое их развитие, которое обеспечит надежное добывание информации о складывающейся обстановке (целях, системе ПВО, действиях противника, его замыслах и другой необходимой информации), ее передачу в режиме времени, близком к реальному, в орган управления, принимающий решение, доведение принятого решения в режиме времени, близком к реальному, сразу до сил (средств), непосредственно осуществляющих поражение целей.

Когда командир (координатор) уверен, что использованные средства и способы их применения надежно гарантируют то, что все участники боевых действий (или операции) правильно и совершенно одинаково воспринимают и понимают текущую обстановку в боевом пространстве, а также стоящие перед ними задачи, то есть решена задача создания ситуационной осведомленности, может быть осуществлен переход к использованию сетецентрических способов боевого применения СВКН.

Эти способы отличаются наименьшим временем реализации цикла («наблюдение» – «оценка» – «решение» – «действие»), показанного на рис. 5, и обеспечивают наибольшую адекватность принимаемых решений в реальной складывающейся обстановке.

До настоящего времени достоверных данных о широкомасштабном использовании сетецентрических способов боевого применения СВКН нет, но они уже сегодня могут использоваться в ходе боевого применения, например, крылатых ракет.

Возможный вариант сетецентрического способа нанесения удара крылатыми ракетами может быть следующим (рис. 7).

 

Пусть известная форма применения средств воздушно-­космического нападения противника «Удар», по сути, представляет собою способ применения средств воздушного нападения «Одновременный удар крылатыми ракетами». При этом на каждую цель назначаются две ракеты. Если в цель попадает первая ракета, то вторая расходуется напрасно (если вероятность поражения цели одной ракетой составляет 0,75%, то это событие происходит, примерно, в каждом четвертом случае).

В сетецентрической организации действий средств воздушно-­космического нападения изначально на каждую из главных целей удара также назначается две ракеты. То есть каждая цель является главной у двух ракет. Но каждая ракета непрерывно получает информацию о текущей обстановке, в том числе о состоянии целей и их приоритетности.

Эти цели выстраиваются по приоритету. Информация о целях, назначенных (выбранных) другими ракетами, участвующими в «Одновременном ударе», появляется в сети в режиме реального времени. Эти цели у рассматриваемой ракеты получают низший приоритет. Цель, выбранная в текущий момент времени рассматриваемой ракетой, является для нее главной. Информацию о выборе этой цели ракета размещает в сети.

Главная цель для ракеты имеет высший приоритет, и она всегда только одна, больше никакие цели такого приоритета не имеют. Если главная цель поражена первой ракетой (эта информация появляется в сети в режиме реального времени и все ракеты вычеркивают ее из своих списков), рассматриваемая ракета выбирает одну из «свободных», то есть не имеющих низшего приоритета, целей. Делает ее главной и размещает в сети информацию о своем выборе.

Когда ракета поражает цель, в последний момент времени, непосредственно перед плановым (на цели) подрывом своей боевой части, ракета размещает в сети информацию об уничтожении выбранной цели.

Итог: вероятность поражения главных целей возрастает и стремится к единице с увеличением масштабов удара, при этом растет и количество пораженных целей тем же нарядом средств, это количество стремится к числу ракет, участвующих в ударе с улучшением характеристик каждой отдельной ракеты.

В боевом пространстве могут одновременно реализовываться сразу несколько способов «Одновременный удар крылатыми ракетами» разными подразделениями, по разным целям. Ракеты, условно «оставшиеся не у дел», после поражения их главных целей первыми ракетами, могут взять для поражения и цели из другого удара, если их приоритет выше. Приоритеты разным «Одновременным ударам крылатыми ракетами» назначает координатор действий более высокого уровня. Так реализуется принцип сосредоточения усилий на главных задачах.

Таким образом, в ближайшей перспективе следует ожидать, что в связи с развитием средств воздушно-­космического нападения, появлением новых форм их применения, таких как сетецентрические военные действия, изменением приоритетных целей самих войн будут разрабатываться новые способы боевого применения СВКН, а известные способы боевого применения претерпят значительные изменения. Развитие получат как централизованные, так и децентрализованные способы применения СВКН, применение которых будет нацелено главным образом на дезорганизацию управления вооруженными силами и государством противника, с целью принудить его к принятию выдвинутых условий вплоть до капитуляции.

Анализ перспектив развития способов применения СВКН основных иностранных государств позволяет обоснованно выделить приоритетные задачи по противодействию им:

  1. Развитие систем разведки и предупреждения о начале воздушно-­космического нападения с любого стратегического воздушно-­космического направления.
  2. Развитие систем противовоздушного прикрытия критически важных объектов государства, обеспечивающих устойчивость управления.
  3. Развитие систем защиты и обеспечения устойчивости потенциала ответного удара, гарантирующего неприемлемый ущерб агрессору.
  4. Развитие систем поражения уязвимых элементов информационной инфраструктуры, обеспечивающей управление ударами (самолетов специальной авиации, космических аппаратов, узлов коммутации, линий связи).

Related Posts